/ Молдова
Наше главное слово — создавать!
Rus / Eng
+373 (22) 240307
/ +373 (22) 240308

Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

Дмитрий Черепков основал компанию NAYADA в 1995 году. Сегодня "Группа Компаний NAYADA"  - крупнейший в Европе разработчик, производитель и установщик решений для В2В интерьеров, имеет филиальную сеть из более чем 20 представительств в 7 странах и продолжает успешно развиваться, покоряя новые рынки и ниши. Несколько лет назад супруги Черепковы основали и развивают новый проект - Экопарк ЯсноПоле. Беседа с журналистами затрагивает эволюцию обоих бизнес-проектов и, на наш взгляд, раскрывает самое главное: мотивы, ценности и смыслы. Итак, далее - анонс и полная версия статьи от БСС.
 

Покупая участок земли в 2014 году, Дмитрий, основатель группы компании NAYADA, и супруга Регина Черепковы не предполагали, что их желание жить полной Жизнью на земле, делить эту радость с друзьями, будет созвучно многим и начнет приносить им доход. Созданный ими экопарк «Ясно Поле» с живописным ландшафтом находится в Ясногорском районе Тульской области, в 120 км от Москвы. Это экологически чистое, благоприятное для проживания место площадью более 500 га. Ясно Поле обладает особой энергетикой. Здесь хорошо думается, спится и просто молчится. Аудитория экопарка — это молодые сотрудникикомпаний, работающие дистанционно, семьи с детьми или без них, мечтающие отдохнуть от шумного города, люди, практикующие здоровый образ жизни, агротуристы…  

В выходные, летом и в дни школьных каникул Ясно Поле посещают от 70 до 150 человек в день. Приезжайте и вы слушать себя в этой тишине. Благодаря уникальной архитектуре экопарка возникает эстетическое единство и со-творчество природы и человека. Гостиница-теплица или дом-ковчег, дом-бык или дубльдом — где бы вы ни поселились, будет удобно и по-домашнему хорошо.

Беседуем с основателями креативного, эмоционального экопарка и места силы — Дмитрием и Региной Черепковыми.

Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

 

I ЧАСТЬ

— Расскажите о самом экопарке.

Дмитрий: Мы называем его местом для отдыха, работы, развития и просто настоящей Жизни на земле.

Регина: Место это действительно сильное, магнитное. Оно притягивает и людей, которым интересно что-то создавать, и тех, кто тянется к новому, старается вытащить это новое из себя. В общем, Ясно Поле — своего рода площадка экспериментов. Здесь часто хочется просто помолчать, потому что пространство завораживает. Здесь есть горизонт, которого нет в Москве, ночью виден купол неба с огромными звездами, нет странных заборов, чужих звуков. Все — как в первоисточнике. Как когда родник расчистили — и он вдруг забил. И ты понимаешь, насколько вкусна е го в ода. В пространстве «Ясно Поле» люди возвращаются к этому первоисточнику.
Еще есть такая история про возвращение к себе. Здесь можно поставить себя на паузу и почувствовать, что я, где я, зачем я, что делать дальше. Люди, которые были у нас, говорят о том, что у них происходит какое-то переключение. В Ясно Поле обязательно надо переночевать, пожить пару дней, попробовать наши блюда, купить сыр, пустить детей побегать по игровым площадкам. То есть дать себе возможность остановиться.

Дмитрий: Уезжая, вы почувствуете разницу с тем собой, каким вы приехали. В первый день пребывания человек задает множество вопросов, обо всем тревожится. 

Регина: А утром он уже совсем другой, выходит в носках, заваривает себе чай и отдыхает. Мы сразу говорим: вы можете приехать в Ясно Поле и честно ничего не делать. Люди испытывают счастье от того, что расслабились, у них расправились морщинки, лучатся глаза.

Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

 

— Вы волшебники!

Дмитрий: Точно совершенно.

Регина: Да! Не будем спорить (смеется).

 

— Потребность остановиться, согласитесь, осознают, всего 2-3 % людей. Большинству же нужно вечером пойти на тусовку с аниматорами, все время ощущать шум вокруг себя.

Дмитрий: Потребность остановиться, мне кажется, есть все же у большинства людей, как бы они ее ни называли. Когда пространство соответствует этой их потребности, они с удовольствием включаются. А кроме того, даже если процент невелик, для Москвы это очень много людей, а мест, куда можно вот так уехать почти нет.

Регина: Нам как раз хватит этойтонкой прослойки. Потому что ЯсноПоле — это как хороший вирус: люди возвращаются от нас успокоенными, одухотворенными, выстроенными внутренне. И другим людям сразу хочется тоже это попробовать. Чтобы ничего не отвлекало, у нас нет телевизоров ни в номерах, ни в домиках — нигде.

Дмитрий: Мы думали даже с делать такую комнату, где стоял бы единственный старый ламповый телевизор, который можно было бы брать в аренду и на тележке возить из номера в номер.

Регина: Скажу об аниматорах. Сначала мы переживали: как занять детей в Ясно Поле? Ведь многие приезжающие хотят здесь отключиться от них. Обычно для этого ребенку включают мультик. Но удивительная история: больше года мы уже проработали и очень много было семейных программ — и ни одна мама, даже с совсем маленькими детьми, не попыталась таким образом избавиться от них. В Ясно Поле детям есть чем заняться, без аниматоров и без надзора. К нам приезжает очень много осознанных родителей, и дети растворяются в нашей среде настолько, что будто становятся общими. Любой взрослый становится опекуном, который подойдет к упавшему ребенку, отмоет его и отправит играть дальше, не пытаясь выяснить, чье это чадо. У нас складывается поэтому прямо семейная обстановка. Очень важно, что наши гости и участники групп, программ, которые приезжают сюда, тоже очень созвучны этому месту, у них те же ценности, что и у нас. Поэтому нет ощущения, что приехали клиенты, которых нужно обслужить. Как-то это само все складывается. Мы ничего специально не придумывали: любые детали в интерьере, в еде, отношение к месту, к природе — все это нравится нам самим.

 

— У бизнесов со смыслом есть такая особенность — они не относятся к клиенту как к клиенту.

Регина: Да, это люди, которые приезжают к нам в гости.

Дмитрий: Все, кто приезжает, становятся нашими друзьями. И это не красивая клиентоориентированная фраза. Мы создаем экопространство вместе с ними. Вклад каждого здесь присутствует. 

Регина: Мы много путешествовали, наблюдали и теперь создали место, в которое нам самим хотелось бы приезжать, чтобы все вокруг радовало, особенно люди. И это сообщество, которое здесь постепенно создается с июля 2016 года, когда мы открылись, вдохновляет, потому что таких людей становится все больше. Ясно Поле собирает их своими программами, медитациями, творческими процессами.

 Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

— Получается, вам чего-то не хватало и создали вы это для себя, а оказалось...

Регина: Оказалось, это нужно многим.

Дмитрий: Да, такая потребность у нас была. Не то что бы не хватало чего-то, скорее хотелось нетронутой природы и простора. Когда бываешь на Алтае или еще где-то, думаешь: хорошо бы, чтоб похожее место было где-то рядом с тобой, чтобы рядом были животные, они кормили бы нас, а мы могли бы заботиться о них. Еще было желание разделить с друзьями все хорошее, что у нас есть. Поэтому мы стали искать землю. Нашли. А потом поняли, что это можно продавать как услугу и продолжать делиться. Потому что, когда люди платят, они тоже участвуют в поддержании места, которое мы создали. Это показалось мне красивой темой, и мы в нее двинулись. Ближе всего по форме это получилось к агротуризму. На следующем этапе мы (я, Регина,наша команда) осознали, что Ясно Поле — даже не бизнес. Как бизнес — этоне самая эффективная история. Потому что, наверное, ферму можно сделать более эффективной, уменьшитьее себестоимость и другие объемы делать, продавать в сети. У нас это неочень реализуемо, потому что все небольшое, хотя продуктов много и всенастоящие, по-честному. Опять же, яне хочу, чтобы в Ясно Поле началасьгонка за результатами. Сколько земляможет дать, сколько людей она можетпринять? Нужно найти этот баланс. Пусть это будет так. И пусть мы будем счастливы на пути к этому. Научиться быть счастливыми уже в процессе строительства — это большая задача и для меня, и для всего нашего окружения.

 

— Когда вы это говорите, возникает ощущение, что у вас горят глаза. 

Дмитрий: И слава богу. Когда позволяешь себе какие-то вещи, которые раньше не открывал как возможность: проектировать и строить дома, общаться с животными — это оченьобогащает. Это как второе рождение.Например, если вдруг начинаешьощущать себя не таким счастливым,ты приходишь к коням, гладишь их,обнимаешься с ними, обмениваешься энергией — и уходишь от них ужесовсем другим человеком.Сейчас у нас этап, когда интересной темой становится создание среды. Когда мы со своими задачамипро счастье и сотрудничество начинаем взаимодействовать с нашим окружением. Здесь рядом есть деревня, где живут абсолютно разныелюди, есть поселения около 100–200человек, которые ушли осознанно жить на землю. Их 6 в округ нас,и далеко не все они экономическиоправданы. Наше взаимодействие с ними может позволить, с однойстороны, найти экономическуюформу, как мы можем быть полезныдруг другу: например, они работаютна нас, и мы берем их труд. Одновременно это культурный обмен, потому что все это — люди неординарные,принявшие свои решения для жизни,которые важны и интересны.Перед нами сейчас стоит вызов-задача: вернуть селу жизнь,сделать ее современной. Сделатьтак, чтобы молодое поколение захотелось здесь жить.

 Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

— Сейчас есть тренд, что вскоре будут существовать не государства, а 10-миллионные города, а второй тренд — в том, что люди несчастны в городах, забирающих энергию. Что эти 2 тренда сделают с нами лет через 20?

Дмитрий: Соглашусь, что тренд о глобализации в города будет продолжаться. Даже будучи несчастными, многие не готовы убежать из городов. Многие не становятся счастливыми, даже переехав на землю, потому что любое бегство — это бегство, в первую очередь. Все получается, когда есть посыл не уехать из города, потому что тут несчастен, а уехать, чтобы быть счастливым на земле. Я думаю, что такие островки будут создаваться. Может, их будет не так много, но обязательно кто-то найдет образ жизни на селе более аутентичным и будет там счастлив. Наша задача — найти баланс между вечными ценностями и прогрессом. Телевидения у нас нет, но отрицать пользу интернета уже нет смысла.

 

— Да многое изменится за 20 лет. Может быть, по городу будут ездить электромобили.

Дмитрий: Да. И сельское хозяйство точно не будет прежним. Ведь уже сейчас один человек работает там, где раньше трудились сто, например, в коровнике, появились комбайны, которые собирают картофель и ягоду без участия людей. Другое дело, что пока в нашей стране это происходит без заботы о земле. Мне очень отзывается идея сделать Россию мировым производителем здоровых продуктов, другое дело, что потребуются совершенно другие деньги. Хорошо, если будет задействовано хотя бы 3–5 % сельскохозяйственной экономики. Сейчас эта цифра намного меньше, но потенциал большой, и есть те, кто мог бы этим заниматься. В Европе существуют ограничения, например, на число голов крупного рогатого скота, и многие приезжают в Россию, потому что у нас есть возможность делать чуть-чуть больше. Если эта тенденция станет модной, будет поддержана законодательно, — это даст еще большее распространение. В Ясно Поле приезжают даже люди из списка Forbes. Они думают о подобных проектах в своих регионах и что-то начинают делать.

«Перед нами сейчас стоит вызов-задача: вернуть селу жизнь, сделать ее современной.

Сделать так, чтобы молодое поколение захотело здесь жить»

 

— В чем для вас смысл бизнеса? 

Дмитрий: Уехав в Поле, я стал любить город, потому что там я встречаю «вкусных», интересных людей. И мы создаем пространство, чтобы таким людям было куда приехать. В этом мы стратегически видим свою нишу. А если посмотреть, что происходит с трендом смыслов, то в мировом масштабе уже идет обсуждение, чем занять людей в будущем, когда им не нужно будет работать, по большому счету. Это же огромная потеря смыслов. В этом, я считаю, ценность нашего экопарка для общества. Сюда  можно будет приехать, за плату поработать в селе, например, или поухаживать за конями, собрать урожай. Просто ходить по земле или лечь и отжиматься — немного с кучно, а когда понимаешь, что всему этому ты сам задаешь смысл, когда ты работаешь руками на земле, вдыхаешь ее запах весной или осенью, живешь настоящей Жизнью на земле, — это начинает нравиться. Понятно, что это некая иллюзия, но очень насыщенная и многочувственная идея, она ощущается не только глазами, сознанием, но гораздо полнее. Вот в этом я вижу смысл. Мы уже начали вести переговоры: к нам из Европы люди за деньги будут приезжать на землю «волонтерить». Оплачивать эти поездки будут фонды. Представляете, до чего скоро может дойти мир! Я пока сам внутренне не готов принимать бесплатный труд. Ведь уже в этом году волонтеры работали у нас, и я все равно заплатил им какие-то деньги.

 

— В Ясно Поле вы создаете креативную площадку. Какие у вас планы — развивать ее или масштабировать то, чем вы занимаетесь?

Дмитрий: Приходили уже нам предложения сделать Ясно Поле в Краснодарском крае, но нам нужно дорасти, прожить, прочувствовать бизнес. То, что мы сейчас делаем, я бы даже не назвал бизнесом, потому что по сути мы создаем город или деревню. Наша задача — выйти на операционную окупаемость, следующим этапом — научиться зарабатывать деньги на развитие. А вся эта красота — это то, без чего мне просто трудно жить. Одновременно очаровывание людей, вовлечение их в пространство происходит с помощью самого пространства. Человек скользит взглядом вокруг, в его поле зрения попадает ландшафт, дерево, дом. И вот он уже вовлекся, намагничивается здесь, его глаза открываются навстречу красоте. Многие люди начинают ощущать внутри себя эту красоту, эту соединенность. Мне кажется, здесь есть своя магия, и она мне нравится. Отсюда и наши «порталы», странные домики, сеновалы в Ясно Поле. Мои партнеры спросили как-то, почему у меня все дома разные, ведь одинаковые были бы эффективнее финансово? А в этом ведь есть своя привлекательность: человек может приехать и попробовать пожить в домах разной конструкции. Я сам никогда не жил в глиняном доме, покрытом соломой, — и мне интересно это попробовать. В перспективе Ясно Поле может стать большой выставкой домов. Мы ведем переговоры с компаниями, предлагающими нам поставить дом и получать доход от аренды, но я не готов пока взять на себя эту ответственность. Ведь надо быть уверенным, что я смогу обеспечить приток людей и гарантированный доход. В этом случае выбранный по определенным критериям дом мог бы стать рекламной площадкой. Еще одним вариантом развития могла бы с тать строительная компания, можно строить выбранные человеком домики на его участке. Вот так могла бы развиваться территория, если бы появился еще один лидер, который взял бы на себя функцию строительную, развивал бы строительство этих домов как отдельный проект, за пределы Ясно Поле. Поэтому, если говорить о структурных задачах, то одна из них — чтобы на территории появились лидеры, вокруг которых развивалось бы пространство. Вот, например, наш замечательный Антон, больше чем шеф-повар, — это пример человека ответственного, который может быть таким лидером. Мы сейчас создаем сыроварню, в ней будет и ресторан, гастрономические туры туда собираемся запустить. Это будет ресторан со своим интересным меню. У нас есть своя стратегия в еде: она должна быть простой, вкусной и честной. И, может, блюд высокой кухни в нашем ресторане не будет, но, я уверен, Антон найдет правильные названия и рецепты, которые станут востребованы самостоятельно. Такие, чтобы люди приезжали прямо в ресторан, ну, потом еще и в Ясно Поле (улыбается)

 Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

— Сотрудники компаний бывают грубы и бестактны, потому что несчастны. А здесь все вовлечены, любят свою работу. Где вы берете таких людей?

 Дмитрий: Слава богу, они как-то находятся. Это процесс не быстрый. Сейчас у нас есть Антон, Наталья — руководитель конного  двора, а еще настоящий агроном и потомственный сыродел. Хорошо, что они и другие сотрудники притягиваются в наше пространство в нужный момент. Не могу сказать, что у нас совсем нет конфликтов, но их совсем немного. Будем заботиться о том, чтобы у нас такая культура развивалась. П ока мы еще очень молодые. Всего около года у нас люди работают в значительном коллективе, потому что до этого 2 года шла стройка, и у меня в Ясно Поле было всего 2 человека. Потом пришли люди, и с начала даже бизнес-процессов никаких не было. Все происходило на уровне коммуникаций, человеческого общения...

 

— Поэтому, наверное, и люди человечные?

 Дмитрий: Да. Как будет дальше, не знаю, потому что это непростая задача. Но мой ориентир — чтобы это было сотрудничество. Недавно мы были у Славы Полунина на Желтой Мельнице под Парижем. Я задавал ему похожие вопросы о том, как он ставит задачи, как взаимодействует с пространством, со временем с людьми, и он сказал, что не ставит целей по SMART, такой у него принцип. Поэтому у него нет и ожиданий, которые могут разочаровывать. Там, конечно, не все так очевидно, много слоев нужно изучить, чтобы все это понять. Но он делает свою работу праздником. Когда человек трудится так, будто находится на празднике, у него нет страха, что он будет наказан. Тогда он просто творит создавая особую атмосферу, и с пониманием начинает относиться к тому, что что-то получилось не так, как он планировал. При этом Слава очень требователен к деталям. Это удивляет меня больше всего: как у него получается одновременно и желать что-то изменить, сделать так, как ему хочется, и при этом не испытывать неудовлетворения, когда что-то получается не так. Я эту загадку не разгадал. Видимо, это вопрос из той серии, когда ответ не обязателен, главное, чтоб сам вопрос был задан, и тогда могут формироваться решения.

 

— Это же совсем другой подход к бизнесу, к управлению — основанный на партнерстве.

 Дмитрий: Да, это одно из таких мечтаний: как это реализовать у нас в Ясно Поле. Как и история с волонтерами, это совершенно ново для нас, непросто, но интересно. Вчера мы смотрели спектакль, а сегодня к нам на волонтерство в следующем году записалось несколько артистов театра. Один из актеров уже работал у нас и явно прочувствовал, как это: вставать по утрам, убирать сено, пропалывать грядки. Очень серьезно к этому проникся. Эти люди, их отношение, мне, кажется, — явления будущего. Вторую часть интервью с Дмитрием и Региной Черепковыми читайте в следующих выпусках журнала «Бизнес со смыслом».

 

«Все получается, когда есть посыл не уехать из города, потому что тут несчастен, а уехать, чтобы быть счастливым на земле»

 

II ЧАСТЬ

– Вы вдвоем участвуете в бизнесе?

Дмитрий: Рулю бизнесом я (улыбается). NAYADA изначально не создавалась как семейная компания.

Регина: Я была директором мебельной фабрики в последнее время. Даже разработала офисную перегородку Regina и целый одноименный проект.

Дмитрий: Регина начинала бухгалтером, потом стала менеджером по продажам.

 

– Расскажите о проекте NAYADA, который финансирует строительство Ясно Поле. С чего все начиналось, каковы были мотивы открытия своего бизнеса?

Дмитрий: NAYADA появилась еще в моем студенчестве, когда я нуждался в заработке. Мне нужно было зарегистрировать фирму, чтобы оформить сделку. Как-то соседка по общежитию разгадывала кроссворд, среди вопросов которого было название нимфы рек и озер. Наяда, собственно. Я шел мимо и услышал. Так название фирмы и появилось. Это говорит о том, что потребности на тот момент были довольно примитивными. Но меня тянуло на производство - и спустя год я решил запустить выпуск водосточных труб. Со временем это переросло в проект поставки вентиляционного оборудования. На третий год возник перегородочный бизнес. А название осталось.

 

– NAYADA - один из лидеров отрасли. Участвуете ли вы в операционном бизнесе? 

Дмитрий: Я участвую в ключевых моментах, связанных со стратегией. Это разработка новой продукции, все, что связано с продвижением. Сейчас считаю важным развивать еще и IT-тему. Многое делегирую.

 

– Делегирование невозможно без доверия. Как вы научились доверять?

Дмитрий: Непростой вопрос. Я даже не знаю, насколько я доверяю. Вопрос тут в том, как часто я проверяю, скорее (улыбается). 

Мне очень хочется работать с людьми, которым я могу доверять. Были случаи, когда люди пользовались этим. но пусть лучше я промахнусь где-то, чем начну постоянно все контролировать и сотрудники будут лишены той свободы, где смогут себя проявить. Хотя, конечно, свое присутствие руководителю тоже нужно обозначать, чтоб люди не чувствовали себя брошенными.

 

– Были ли у вас “моменты истины”, пограничные состояния для вашего бизнеса. Если да, как вы их проходили?

Дмитрий: Мы проходили моменты, когда нужно было понять, правильна ли наша стратегия, насколько реально мы оцениваем свое положение на рынке, наши реакции на рынке.  Слава богу, принимали правильные решения. Но я чувствую, что рано или поздно эти моменты могут возникнуть, поэтому хорошо бы, чтоб мы успевали предусмотреть, отыграть эту ситуацию, быть впереди этой необходимости выбирать, быть или не быть бизнесу. Некоторые направления я открывал и закрывал, потому что это было проще, чем проводить какие-то маркетинговые исследования.

Регина: Например NAYADA  не идет в частный сектор, и мы ушли оттуда. 

Дмитрий: А если говорить целиком о бизнесе, то сейчас машина большая, вызовы стоят серьезные, и в связи с изменениями в мире, и у нас локально. Конкуренты в основном - это маленькие компании, работающие в ручном режиме. Поэтому здесь выигрывать можно системой, хорошо отлаженной, или корпоративной культурой, например. У нас довольно уникальная корпоративная культура, но, по-честному, она не является большим конкурентным преимуществом, и мы понимаем, что работа над качеством должна идти в сторону систематизации, а также постоянного поиска возможностей на рынке и встраивания в него. 

 Фото Интервью основателя компании NAYADA с супругой для журнала «Бизнес со Смыслом»

 

– А как вы ищете эти возможности?

Дмитрий: С идеями-возможностями проблем нет, вопрос: какие реализовывать. Наверное, больше в разговорах с директорами, в попытках направить их по тому или иному пути. Хотя пару проектов мы вывели в этом году, которые были инициированы именно директором направления. Когда я вижу, что человек умеет отвечать за слова и ему можно доверить что-то большее, поддерживаю с удовольствием. 

 

– Есть мнение, что муж с женой не должны работать в одной команде, в ситуации прямого подчинения. Как у вас это получилось? Какой совет дадите тем, кто решил идти по вашему пути? 

Регина: Десять раз подумать (смеется). Очень сложно говорить дома о работе. Сложно жить с включенным телефоном 24 часа в сутки, в режиме постоянной поддержки, форс-мажоров. Я думаю, здорово, когда люди находят свою нишу и делают что-то по своему видению, когда другой человек это поддерживает, потому что тогда хочется что-то придумывать, что-то реализовывать. Я совершенно не технарь, но мне в свое время очень интересно было разбираться с чертежами, с мебельным оборудованием. Для меня это был вызов, новая территория. И получить через какое-то время авторитет у людей, которые понимают, что я лесотехнических академий не оканчивала, было очень интересно. Интересно почувствовать, что вдруг все заработало.

У каждого ведь - своя игра, свои внутренние мотивы, и очень важно было из людей вытянуть мотив на прорыв, на получение результата. А как потом приятно отмечать свои победы: вот кто бы думал еще полгода назад, что мы достигнем такого результата и поедем в Милан? На самом деле мы все время только и делали, что бросали вызовы. 

 

– Мешает ли бизнес семейным отношениям?

Дмитрий: Изначально, создавая бизнес, я был руководителем, поэтому, когда мы на работе, все понимают, что у меня эта роль.

Регина: Я  - лишь один из 12 директоров. 

Дмитрий: Да, мне очень в чем-то удобно (надежно), что в нашем бизнесе участвуют члены семьи, но им от этого совсем не легче, а наоборот. Трудно. Потому что я требую с них больше. 

Регина: Да, иногда это обидно, кажется несправедливым. Но, с другой стороны, я благодарна Диме за то, что такая высокая планка им задана. 

Дмитрий: Конечно, в итоге все это влияет на семейные отношения, но с годами понимаешь: кроме работы, есть что-то важнее. Сильно погружаясь в бизнес, теряешь связь с самим собой. Поэтому мы с Региной договорились, что она выйдет из “Наяды” и мы разделим работу и семью..

 

– У вас основной бизнес - созидательный. Зачем вы создали еще и Ясно Поле? 

Дмитрий: Наверное, не хватало созидания. В том смысле, что у нас бизнес производственный. И, возможно, в этой сервисности, производственности и маркетинге не хватала того, что возвращает человека к себе, к земле. Была потребность, создавать пространство в большем объеме...

Регина: Ведь на производстве мы создаем пространство, которое уже кто-то придумал. Архитекторы диктуют, что делать.

Дмитрий: А тут появилась возможность и пространство свое создать, и контекстную составляющую в него вложить ту, которую хочется. Создать свои принципы взаимодействия с клиентами и людьми, которые будут здесь работать. 

Регина: В этом пространстве мы свободны.  У нас нет даже жестких инвестиционных планов. Родился проект дома-коровы, вписался он в пространство - и мы его реализовали. В другом варианте, наверное, не было бы у нас таких сюрпризов замечательных.

Дмитрий: Внутренние обязательства все равно есть. У меня было более или менее четкое видение, как все будет выглядеть, и даже прописан план по годам. Но много и экспромта. Возвращаясь к вопросу, зачем мы сюда подались, отвечу: ощущая потребность создания своего пространства и своей среды. Формировалась концепция постепенно, интуитивно. Почти год я занимался ее описанием, потом еще месяцев девять мы с архитектором создавали мастер-план. И до сих пор это движущаяся, живая идея. хотя основное в ней сохранилось.

Регина: Да, идея движется, к нашим изначальным идеальным картинкам добавляются новые, скорректированные. Ведь нарисовать на плане, где все кажется логичным, - это одно, а на деле получается иначе.

 

– Когда что-то выпадает из общего фона, мир недружелюбно к этому относится. Как вам удается противостоять этому?

Дмитрий: В этом отличительная особенность нашей истории. Сложностей куча, но обратная связь от гостей и собственная любовь к этому месту - вот это дает силы.

Регина: Есть ощущение, что наше дело нужное, “несмотря на…” Поэтому очень ценно, когда люди говорят: ”Мы так долго искали такое место - и вот  нашли вас”. Очень важен диалог. Так появилась идея создать для творческой группы Храм искусств, который был бы удобен для работы в любое время года. Мы подготовили его в кратчайшие сроки и еще вкручивали лампочки, а группа уже въехала и начала свои занятия. Дети лепили, рисовали, радовались, размещали на полочках свои работы. А у нас - облегчение: успели! Вот это вдохновляет.

 

– То есть вас поддерживает вера, что это нужно?

Дмитрий: С верой  - здесь особая история, про собственное развитие. Ведь оно означает создание своей оси (=веры), которая и помогает все здесь развивать. Хорошо, когда в потоке и испытываешь творческий полет, но чаще ты понимаешь, что где-то не дотягиваешь, что нужно побуждать и дисциплинировать себя и продолжать искать. Поэтому бывает необходимо остановиться и почувствовать связь с тем, что лежит выше тебя. В Ясно Поле очень важна вот эта вертикальная связь, именно она помогает создавать. Ведь мы за 3 года сделали огромный объем работы с совсем небольшим количеством людей. Все с Божьей помощью.

Регина: К нам как-то приехали ребята, которые проводят медитации, очень светлые, чувствующие. И они говорят: вам это было дано и уже нельзя будет бросить, даже если расхочется заниматься этим делом. 

Дмитрий: На самом деле радости в нашем деле  такое количество, что она все покрывает. 

Регина: Да, это все дано нам не как крест, а как дар. 

 

– Какие стержневые принципы, лежащие в основе корпоративной культуры компании NAYADA,  вы могли бы назвать? Взяли ли вы их в Ясно Поле или создаете тут что-то новое?

Дмитрий: Тема глубокая. Одно время я с иронией относился к понятию “миссия”. Оно было очень модным и являлось обязательным разделом на сайте компаний. Первое, что написал я на сайте “Наяды”, назвав это миссией: “Нам нравится то, что мы делаем”. Когда мы немного повзрослели, стали больше думать, появился тезис: “Наше главное слово - “создавать””. Не могу сказать, что его разделяли все сотрудники безусловно, но внутри меня в этом была основная вибрация. 

Потом мы повзрослели еще, и новыми словами стали: “Создавать красивые и полезные продукты для организации рабочего пространства” (это собственно бизнес компании NAYADA, по большому счету). И дополнила ее другая фраза:  ”Создавать пространство для роста людей и компаний”. Она зазвучала в две стороны: в сторону компаний, внутри которых мы создаем пространство для роста и развития. А с другой стороны, это и история про клиентов. Мы работаем для клиентов, бизнесы которых развиваются. Так в Ясно Поле мы стали создавать в чистом виде пространство для роста людей. Иногда посмотришь, и кажется: что ничего не развивается, а на самом-то деле процесс идет. Иногда, бывает, и сам зависнешь в приятном моменте. 

У многих наших людей присутствуют открытость, готовность обсуждать. Есть ценности. Сейчас мы думаем о теме сотрудничества, как ее в ценностном плане донести и внутри “Наяды” все больше внедрять, чтобы люди хотели вместе что-то делать. И в Ясно Поле это будет это работать, просто мы еще маленькие для этого. 

Регина: Тут еще только формируется коллектив, приходят новые люди. И сложнее, потому что это не Москва. Чтобы человек захотел остаться в Ясно Поле, нужно сделать определенный выбор. Когда каждый здесь стал маленьким хозяином, сразу появилось много идей, количество продуктов резко выросло. Тот же наш Антон, который “больше, чем шеф-повар”, оказалось, сам попробовал выращивать хлебную закваску, и, когда у него получилось, он рассказал нам об этом и предложил еще и хлеб свой печь. Казалось бы, приезжают к нам 100 детей или 50 семей -  и у человека приличная загрузка. Но он еще и собственную “хлебную” инициативу дополнительно предлагает. 

Дмитрий: Хлеб-то еще хотя бы в зоне его ответственности находится, но он начинает подбирать и горничных, которые ему не подчиняются. И в этом смысле он больше, чем шеф-повар. 

Регина: Проходил у нас сырный семинар. Антон говорит: “Схожу, послушаю”. Раз сходил, другой. а потом взял и сделал сыр “Камамбер”. Это история про желание экспериментировать, предлагать, пробовать. И если открыть книгу отзывов, она начинается с поклона до земли в сторону кухни, лично Антону. Часть барышень пишут: “Хочу замуж за повара, жалко - занят” (смеется).

Дмитрий: Мы уже  поняли, что нужны встречи с персоналом. Нужно сделать круглый стол, где будут не только три руководителя. Например, один из наших сыроваров был руководителем очень известной социальной деревни “Светлана”. Хотя у него огромный потенциал, он не хочет больше быть директором, а хочет варить сыр. Но опыт у него гигантский, у него светятся глаза - и это нужно поддерживать в нем, обязательно включая в нашу систему управления. 

 

– Появляется система, значит?

Дмитрий: Да, хотя бы в том, что есть место, где мы все можем собраться. 

Регина: Здесь как в семье, которая тоже является системой. Все отношения настолько переплетены,  что нет тотального разделения, кто за что отвечает, и нельзя сказать, что не будешь заниматься чем-то, потому что это не твоя сфера ответственности. 

 

– Какие три книги нужно прочитать, чтобы понять идеологию Ясно Поле?

Дмитрий: Могу назвать фильм - это “Тот самый Мюнхгаузен“. В нем столько игры, правильно-неправильного отношения к жизни, отношения к себе. И это история про то, что невозможное может быть возможным. 

 

– Каким вы видите будущее нашей страны лет через 10-20?

Регина: У меня очень большая надежда на детей, которым через 10 лет будет по 25-30. Это очень активный, инициативный возраст. когда люди все пробуют и находят себя. Мне кажется, сейчас это поколение набирает силу. У них совершенно другое мышление. Я хочу думать, что они что-то очень серьезно сдвинут, запустив свои новые уникальные бизнесы, просто потому что их будет много. Придумал  Джобс айфон - и переделал мир, критическая масса  таких переделывателей нарастает. И есть надежда, что это будет прямо квантовый скачок. Я наблюдаю за своими детьми, их сверстниками. Это ценностно другое поколение. Если у них этот прорыв случится, это будет замечательно.

Дмитрий: Есть смысл здесь говорить о позитивном будущем, и оно вероятно. Россия, к сожалению, не является лидером во многих отраслях, которые сейчас двигают другие страны. Но несмотря на это, я верю в будущее, где Россия остается страной со своим лицом. Есть большой потенциал в научно применимой сфере, который можно реализовать при правильной политике государства. И наше место, Ясно Поле, сможет вдохнуть в человека настоящую жизнь. 

 

Источник: журнал "Бизнес со смыслом", декабрь 2017-й год

наверх